RSS
Новости сайта
Последние статьи
Статьи на форуме


КНИГИ/СТАТЬИ:

Разоблачения
Свидетельства
Наставления
Разное

ВИДЕО:

Документальное
Cвидетельства
Cтихи / песни

АУДИО:

Cвидетельства
Книги
Cтихи / песни

ПРОРОЧЕСТВА:

Пророчества видео
Пророчества тексты
Разъяснение

СВОБОДНЫЙ СОФТ:

Христианский софт
Программы
ОС Linux
Обзор программ

РАЗНОЕ:

Молитва покаяния
Новый Завет в аудио
Аккорды для гитары
Обои
Сюда не заходить!
Пожертвования
О нас

НЕКОТОРЫЕ СТАТЬИ:



Американская мечта



Свободные женщины..



Всё что на торгу..(18+)



Как появились расы?



Две радости



Язычество в ортодоксии

translation of pages
Главная » Статьи » Свидетельства Христиан » Свидетельства

Свидетельство Ивана Выкована (часть первая)
05.02.2018
Братья и сёстры, дорогие друзья, я вас приветствую любовью Иисуса Христа! Сегодня прекрасный день, когда мы с вами собрались в молитвенный дом, чтобы прославить Имя Отца, Сына и Духа Святого. Это большой праздник. Я смотрю на вас, что это новая духовная Германия. А вы знаете, что ни один генерал, ни один президент в мире не согласился бы воевать с такой армией, как согласился Господь? Старые, молодые, бедные, богатые, больные, здоровые, образованные, менее образованные - Он собрал, дал это оружие в руках. Все империи распались, армия Иисуса одержала победу до сегодняшнего дня и одержит дальше! Разве это не есть радость для нас? Мы очень рады с вами.

Я хотел построить свою проповедь из двух частей: первую часть рассказать вам как наши братья живут в мире, а вторая часть - как приблизиться к Господу. Потому что мы живём с вами в те дни, когда исполняется полностью Откровение.

Вы знаете, я родился тоже в бывшем Советском Союзе, как и вы, с вами вместе. Там я вырос, там я учился, было время тяжёлое. Отец не воевал на фронте, нас эвакуировали в Иркутскую область. Закончил я физико-математический институт, стал преподавателем средней школы, затем директором, продолжал учебу в Казани, стал кандидатом наук, затем доктором физико-математических наук. Преподавал математику на кафедре, затем работал в министерстве народного образования. Казалось бы в то время для этой должности хватило бы всё. Но вы знаете, что в сердце человека всегда была тревога. Почему? Потому что человек не видит, что будет завтра. Мы только видим сегодня, а все остальные планы на завтра, на будущее, - они не видимы для нас и почти не реальные. Хотя мы планируем, думаем - это хорошо, но это нам неизвестно.

СУДЬЯ
Затем была дана команда, чтобы собрать двадцать пять человек в Союзе - готовить на должности, чтобы возглавлять военные трибуналы по регионам. И один из двадцати пяти, - пригласили и меня. Я не хотел учиться, мне уже было достаточно сколько я учился. Но вы знаете, что в нашей стране мы мало разговаривали, в основном разговаривали начальники, нам осталось только сказать: слушаюсь и повинуюсь! И так, когда в Москве решили, чтоб я учился, тогда я учился в Москве. Начал учебу опять с первого курса - студент, хотя уже был доктор наук. На юридический факультет, международное право. И вы знаете, в это время нам читали лекции многие члены правительства, в том числе читал и Суслов, если вы его помните. И вы знаете, были случаи, когда он постоянно нам говорил, что Бога нет и нужно объявить войну, и мы должны потерять несколько поколений - пять, шесть, пока будет новое поколение, которое будет жить так, как запланировано - по его идеологии. Вы знаете, задавать вопросы мы не имели право ему, мы только слушали по четыре, по шесть часов его лекции. И однажды один, который со мною, с Алма-Аты, учился - Марат, он просил у начальника охраны разрешения задавать вопросы. И сказал, ему разрешили, и он говорил, что если деда Мороза не существует - мы ему не объявляем войну. Потому что его нету - некому. И его книги существуют до сих пор: все эти сказки, которые мы читаем и дети наши. А если Бога нет, то зачем воевать против Него? Смысла нет. И вы знаете, тогда он сказал, что это не так Марат, как я тебе говорил, это - Бог есть. Но мы Ему в семнадцатом году объявили окончательную войну, и мы победим тогда, когда никто не произнесёт Имя Бог. Тогда нам стало ясно, что Бог есть. И что тогда будет с нами? Потому что мы всё время думали: хорошо, люди покаются, - мало. У нас в Союзе было триста семьдесят миллионов населения, а верующих всего - все течения, - было около полмиллиона. И вот все - вот эта армия Советского Союза, - они боялись этого полмиллиона. Там входили баптисты, пятидесятники, православные, католики и так далее. Они боялись - эти люди ж не были вооружёнными ничем, у них только Библия, и то - конфисковали в то время. В КГБ работала семь миллионов армия, а тут полмиллиона - и все работники КГБ по тревоге, у них было ещё четыре миллиона наёмников и вольнонаёмников. Это одиннадцать миллионов против полмиллиона и все они боялись. Потому что то, что есть в нас - нет в них. У них дух страха, а у нас Дух победы, у нас Дух силы, Который вместе  с нашим духом даёт нам право сказать: Отец Небесный! Авва Отче! Вот в этом есть сила! Они боялись, и вы знаете, мы порой думаем: да что эти верующие, да понимаете, да вот они молятся, да что толку с этого? Вы не представляете себе, что значит быть записанным в книге на Небе, что ты Его дитё, что Бог тебя спас и записал в этой книге, вы тогда только начинаете.

Я всё время думал: ну хорошо. Бог уже есть, а Иисус? Был или нет? Потому что говорили, что Иисус это был мудрый еврей, как Эйнштейн, Ломоносов, как Пушкин и другие, но не Сын Всевышнего. И когда мы нашли документы-архивы, архивные документы в Москве, и когда мы видели, что там написано - впоследствии это император Клаудиус писал, - что это действительно Сын Живого Бога: "Я видел своими глазами как Он оторвался от земли без крыльев (потому что тогда ещё двигателей не было) и Он поднялся выше и выше и выше". Вы знаете, это было полное и окончательное доказательство, что существует Бог и Сын Дух и все эти силы. Но коммунисты всё время - атеисты, дарвинисты говорили, что дьявол есть, а Бога нет. Как может существовать фальшивый доллар, если нет реального? Поэтому это был абсурд, и когда они говорили, что человек происходит от обезьяны - это был абсурд. Потому что второй вопрос: а обезьяна от кого? Но никто не задавал такие вопросы, поэтому мы видели всё это.

И когда я уже закончил этот институт Московский, стал работать - возглавлять военный трибунал, я всё время думал: Бог есть. Что мне делать? Ну, как слабый человек на земле, я думал: сейчас потерять то, что ты имеешь - нет смысла, лучше держаться пока за это. А когда буду на пенсии, то я точно покаюсь! Но никто мне не дал гарантии, что я доживу до пенсии или нет. И в это время была необходимость и меня переводят на работу, опять в министерство, я переехал на работу в Якутию, тогда был первым секретарём Николаев, - стали мы там сотрудничать вместе. Там была нехватка кадров и мне дали где-то три или четыре должности, которые возглавлял. Зарплату платили по всем - куча денег, всё есть, транспорт, всё, думаю: ну ж сейчас покаяться - это уже нет никакой логики, сейчас надо всем воспользоваться этим, а потом, думаю: если покаяться - надо собирать какое-то богатство, чтоб ты что-то имел, чтоб себя обеспечивать. Но в сердце всегда была тревога - человек становится, знаете как? Как стадион - воюют две футбольные команды. А здесь не были футбольные команды, а была сила со стороны Бога и сила со стороны дьявола. Бог посылает Свои информации, импульсирует через духовные силы, в другой раз через людей, если есть возможность, - что ты должен покаяться - оставить мир с его вот этими красотами, что он имеет, со всеми этими привилегиями. А другая сила тьмы, дьявольская, она посылает другие информации: "А зачем тебе? Смотри, сколько людей живут без Бога! Ты что? Куда все, туда и ты!" И в это время человек не знает что делать - покаяться или не покаяться. Придёт ему советник смерть, и смерть говорит: "Живи до смерти, так как ты есть. Умрёшь - и ничего не будет". Видите, какую ложную гарантию она даёт? Что умрёшь - и ничего не будет, а как раз после смерти начинается Вечность, после смерти отчёт о своей прожитой жизни. Но она об этом не говорит, она тебе говорит, что там будет всё мирно, хорошо, тихо - никто тебя не будет беспокоить, никому ты не будешь должен ничего, живи до смерти, до порога моего царства. Это же страшно. И вроде на момент мы соглашаемся - куда все, туда и я, но когда смотрит в глаза смерть тебе, враг берёт страхом - не хочу умирать, нет! А если ты уже верующий, уверовал, для тебя уже смерть - это выиграть, хотя и здесь мы боимся иногда. Потому что я помню, когда одна женщина так сильно схватилась за мой пиджак, что порвала карман. Я ей говорю: чё ты так сильно держишься за мой пиджак? "Да вы не видите, - говорит, - что самолёт падает!" А что, пиджак не падает? Так оно всё вместе падает. "Понимаете, - она говорит, - я должна за что-то держаться!" И вот что главное - когда мы видим смерть, мы хотим за что-то цепляться, за что-то  держаться! А за что ты будешь держаться, оно тебя не удержит, если тебя не удержит Господь, если не удержит Иисус, тебе не за что держаться в мире! И вы знаете, я стал читать  эту Библию, я её знал почти наизусть. Когда в Москве я был студентом, мы должны знать несколько сот стихов Старого Завета и Нового для того, чтобы беседовать с людьми - доказать наоборот, мы выучили наизусть. А вы знаете, что есть две Библии? Вы верите или нет? Есть одна Библия человеческая, мы её читаем с вами - ну что? Родился Енох, ну так что? Родился апостол Павел, да вот и всё. Вот эта Библия есть человеческая, а есть духовная, когда Господь открывает тайны в этой же книге! Если Он не открывает тайны - зря ты её читаешь, можно читать сто раз за свою жизнь и ничего ты не будешь знать. Можно один раз исследовать под влиянием Духа Святого и ты будешь знать всё, что там написано. Даже ученики не знали, когда Бог говорил, Господь говорит им, что это есть семена, Он говорит: "А что такое? Разве вы не понимаете, что это есть Слово?" Вы знаете, есть тайны в этой книге. И я думал всё время, что мне делать? Покаяться - я потеряю всё на земле как человек. Не покаяться - что будет дальше со мной? И опять откладываю.

И однажды я был дома, и родители, когда я был дома, они не боялись, они собрали людей на молитву, чтоб больше на меня влияние, чтобы я видел как они молятся, как они живут духовно, чтобы я покаялся, - возбудить ревность. Они стали молиться, молились на языках. А я думал: подождите, у меня мудрость есть, два института закончил, доктор наук, я сейчас выучу ваши слова, я их повторю в конце вашей молитвы и тогда скажу вам: зачем мне покаяться? То что вы знаете, я знаю. Вы читаете Библию, я читаю, я не хуже вас. И вы знаете, они молятся, молятся, я запомнил несколько слов, но когда кончилась молитва - я ничего не знаю, всё улетело из головы, - это не то, что мы хотим. И один старый брат говорит: "Иван, почему ты хотел запомнить эти слова молитвенные, а потом сказать, что ты такой, как и мы?" Я говорю: это неправда, а он говорит: "А что, Бог не обманывает? Он же показал твои мысли". И тогда я видел какая у этих людей сила и мудрость. Образование мне на этот момент не помогло ничем, а ему помогло Небо. Вы знаете, какая сила это есть. Ну, я откладываю позже. В это время я колебаюсь и думаю: где я буду работать? Кто меня будет содержать? А что с детьми будет? А что с женой? У дьявола есть два метода удержать человека от покаяния: страх, второй метод - позор, стыд: что скажут люди? Что скажут мои друзья? Это ж страшно. И вот всё время откладываю на позже и на позже. Думаю, а может быть там уже на пенсии, - где-то я буду жить в Сибири, построю маленький домик, уже буду пенсию получать хорошую, я считал по тем законам, нормам, что было тогда, и буду служить Богу. Но Бог не хочет, чтоб ты служил так, - то надо выходить открыто, надо что-то в этой жизни оставить и потерять. Он же отдал Свою жизнь, чтоб спасти нас. А мы? Здесь забрать всё, а там на первом месте - такое не бывает. Поэтому у Бога есть Свои планы.

Вот я думаю: что делать. В это время, когда я вроде, вроде хотел покаяться - вот так колебаюсь, в это время мне присвоили звание, добавили зарплату. Я думаю: ну хоть немножко пользоваться этими льготами ещё там чуть-чуть. Потому что дьявол всегда имеет свои формы и методы. Потом меня переводили, я работал и в Хабаровске, и в Иркутске, и в Якутске, и в Москве, и в Риге, в Кишинёве, в Киеве, Черновцы, и опять туда - и так постоянно по Союзу. И думаю: что дальше делать? А внутри идёт дальше борьба. Я думаю: если я покаюсь ночью, чтоб никто не знал, не видел, получу ночное водное крещение и никто не будет знать, а я никому не буду говорить, и так я буду читать Библию, буду молиться, знаю "Отче наш". С братьями тяжело встречаться было в то время, а я всё равно буду встречаться с ними и так, чтоб никто не знал. Вижу, что опять этот вариант не идёт, не получается этот вариант. Чувствую в сердце, что я должен потерять всё и начинать с нуля. Но это было очень тяжело.

УЛЬТИМАТУМ
И однажды я, когда находился в своём рабочем кабинете после этого долгого размышления, что мне делать, услышал - как вы слышите меня сейчас: "Сегодня - последний день для покаяния". И я думал: почему Бог дал мне ультиматум? А знаете почему? Потому что Бог приглашает к покаянию может быть сто раз, а другого - тысяча раз, одного Он ждёт тридцать лет, другого ждёт пятьдесят лет, а кто-то покается и в восемьдесят лет. У Бога есть Свои размеры и Своя тайна кого сколько раз Он призывает к покаянию. Но мне всё время в судебном заседании, когда попадали верующие, они говорили: "Гражданин судья, вам надо покаяться". Я говорю: не знаю, - мне, но тебе - точно надо. Вы знаете, потому что я считал, что если он на скамье подсудимых, а я держу молоток в руках, значит - ему надо покаяться, - не мне, потому что у меня власть. Но я видел одно - мир, а он видел духовный мир. И в этом мире он видит, что мне не надо покаяться, а для того, чтобы попасть туда - мне нужно, а он как раз готов стремиться к этому. И они стали молиться за меня в судебном заседании во время перерыва. Я тогда начал видеть, что эти люди отличаются. Нам кажется, что мы - те же самые люди, мы - не те же самые. Вы знаете, я видел, что эти люди имеют другие качества, как этот пиджак: он шерстяной, а если бы он был шёлковый? Он тоже может быть пиджак, но другой материал, уже другие качества есть, имеет. Уже надо относиться более нежно. И вы знаете, я видел, что эти люди могут всё терпеть, всё они берут на себя, они прощают, ни о чём не переживают - что путёвка в курорт, что приговор в место лишения свободы, - он принимает с благодарностью, с радостью, - это готовый народ. Для них умереть, они говорят, что это - награда, а для нас умереть - это страшно. И вот я смотрю на них, иногда думаю: я бы хотел так, как они. А что делать? Дьявол держит крепко человека, ставит всякие препятствия, показывает: "Смотри, что делает тот, смотри, - что делает тот!" - и опять останавливает, - это дьявольский метод. Если нам говорят, что в Германии, вот тот управляет машиной в нетрезвом состоянии, а тот наркоман за рулём, да и тот пьяный, то что мы не будем ездить на машинах? Конечно будем. А если кто-то согрешит из наших братьев и сестёр - молись за него, если желаешь, а чтобы из-за этого ты не покаялся, - это неправильно. Потому что мы не заключаем завет с братьями, сёстрами, мы заключаем с Господом, а Господь - Всесильный, Он берёт всё на Себя. И вот эта борьба идёт, идёт. Что делать?

Тогда, когда я услышал голос, я позвонил московскому патриарху - Алексей второй, который и сейчас, - я говорю: ваше священство, что это означает? Он говорит: "Это есть голос от дьявола". А что, дьявол хочет, чтоб я покаялся? Даёт мен ультиматум, установил, что это последнее время - больше нету времени для меня? Он говорит: "Наверное, это какое-то заблуждение. Может что-то у вас не в порядке в голове?" В голове всё в порядке, проверился у врача - всё нормально. Звоню в Киев, это был Филарет, я его хорошо знал, потому что он в своё время был заместитель патриарха по внешним вопросам, а сейчас он стал тогда митрополитом в Киевской области, в городе Киев, Украины, я звонил ему, он опять говорит тоже самое: "Приезжай ко мне, - говорит, - я буду молиться и эти голоса исчезнут. И ты больше никогда ничего не услышишь". А я испугался, что я стану глухим на всю жизнь, - если я ничего никогда не буду слышать. И вы знаете, шла эта борьба: что делать? Стал я искать покаяние, но какое-нибудь лёгкое покаяние - пойти к православным, купить иконы, платить за тысячу, две, пять тысяч этих свечек ? - и на это освободиться уже на целый год. Идти утром в шесть часов, когда кафедрал открывается, - думал, что это хорошо, - сидят эти монашки: дать им по двадцать, тридцать, пятьдесят рублей каждой - и уже место там на Небе есть. Но да и это не помогло ничего.

И помню, что было у меня случаем, когда в судебном заседании - привели старого человека пожилого: он в цепи одетый, и говорили, что человек совершил тяжкое преступление. Я посмотрел его уголовное дело, - и каждые дела, вы знаете, имели там на странице определённой имели такой маленький здесь вот внутри крестик: если он был синий - он баптист, если он был красный, - значит - это пятидесятник, если он был чёрный - он был православный и так далее, - сразу мы открываем там, мы уже знаем, что, ага, значит - пятидесятник, - мы знаем уже с кем дело имеем. А что получилось? Этот старый человек собирал к себе домой на молитвы людей - пять, семь, десять, - нельзя было собрать сто человек в то время. И были там молитвы, читали Слово из Библии, и вдруг взрыв - молитва на языках. Среди них был один, который играл роль между верующими и КГБ, и он сообщил, что среди нас есть старый брат, который знает какие-то иностранные языки и во время молитвы под этой формой прикрытия он передаёт какие-то тайны в зарубежные страны, видимо у него ещё радиостанция есть и всё это передаёт. Ну когда уже надо проверить всё это, они приехали вот эти пожарные от КГБ, переодетые как пожарники, говорит, что мы у вас проверяем дымоходы, если нормальные, если можно топить в доме, - всё, не грозит опасность. Проверили, говорят: "У вас всё хорошо", но поставили маленькие датчики - такие магнитофоны, как моя пуговица, японские, что мы заказали с Японии на тот момент, сейчас их имеет и Россия, - и поставили ему под кровать, поставили под столом на кухне - везде и говорит: "У вас всё нормально". Но тогда надо их забрать потом. Через некоторое время они говорят: "На вас есть жалоба, что вы варите, продаёте самогон". Он говорит: "Я? Верующий человек, старый?" "Да, да, да, написано о вас, писали соседи". Он говорит: "Проверите, если найдёте, отрубите голову!" "Не спешите. Мы можем найти, если захотим". Если они хотели, они б нашли, потому что легко найти то, что они хотят - у них есть методы для этого. Ну они проверили, их не это интересовало, их интересовало забрать всё, что они оставили там. Забрали всё это у него, и говорил: "У вас ничего нету. Извините, кляуза, анонимка". И они вызвали учителей английского языка, преподавателей французского, немецкого - которые были там, - ни один не мог переводить, что сказал этот старый человек. Этот небесный язык не поддаётся переводу, если оттуда Бог не посылает переводчика. Тогда они отправили Андропову - тогда возглавлял КГБ, чтоб он передал в институт академии наук, которые были специалисты, которые знали больше ста языков - никто не мог переводить. Видите, земная наука не помогает в данном случае, помогает в других случаях, но в этом случае она не помогла. Тогда Андропов писал письмо ректору этого института академии наук, - сказали, что мы решим вопрос расформировать институт, отправить вас в колхоз, если вы не можете переводить, что сказал старый, безграмотный дед, передаёт все тайны, сдаёт Союз, - и мы ничего не знаем. Они испугались, просили: "Дайте нам ещё время". Дали им время - они переводили быстро, что это старый человек жил возле воинской части, его друг, лучший друг был, дружил с каким-то майором, тот уже умер и знал многие тайны, знал месторасположение советских баз, знал мощность, знал очень много информации о составе - списки личного состава, и он передаёт зарубежным странам - неизвестно куда: в Германию, в Англию, Шотландию, - неизвестно. И быстро собрали фотографии, свидетелей, всё - и вот такое толстое уголовное дело. И когда его привели, в судебном заседании его спрашивают: "Вы говорите на языках?" Он говорит: "Да". Я говорю: вы передаёте тайны? Он говрит: "Да". Назовите страны. А в зале больше людей корреспондентов, чем сейчас на служении - знать, показать всему миру, что делает верующий народ. Он говорит: "В Небесное Царство, - поднял руки, - вот туда я передаю все тайны". И я вспомнил эту молитву на языках в доме родителей и сказал начальнику охраны: снимите цепи, это - не опасный человек для нас.

Ну наказать его надо в любом случае, есть уголовное дело, оправдать-то нельзя его. И тогда мы решили, статья его была тяжёлая - от десяти до пятнадцати лет, и мы дали ему один год - домашний арест, без права выходить за предел поссовета, без права общаться с соседями, никто не имеет право зайти в его дом и он ни у кого, не отвечать на приветствие абсолютно - он изолированный, мёртвый человек на ногах. И каждый понедельник он должен утром с восьми до восьми десяти докладывать председателю поссовета, что он не нарушил режим ? в течении десяти минут. Если будет опаздывать на поссовет - каждую минуту - добавляется наказание больше. И он поблагодарил, вернулся домой. И через полгода председатель поссовета звонит через эти инстанции другие, чтобы мы его условно-досрочно освободили, говорит: "Этот дед замучил нас. Мы не имеем права с ним общаться по приговору, а он приходит и начинает нам проповедовать Слово Божие, Библию каждый понедельник десять минут. У нас по понедельникам планёрка - ничего не идёт, он всё разрушает своими вот этими словами. И мы целую неделю ходим, не знаем, что делать. Ждём следующий понедельник - дед тут как тут, в восемь часов он нас уже ждёт". Ну, - я говорю, - да, хорошо, готовьте ему характеристику хорошую, чтобы мы могли условно-досрочно и давайте его сюда в трибунал. Когда его привели, он сказал: "Я согласен подписать все ваши документы, но дайте мне ещё один год". Я говорю: а что вы натворили? "Ничего, - говорит, - сейчас я впервые в жизни получил такой авторитет от вас - проповедовать Слово Бога этим людям неверующим. Они ж все молчат и слушают, хотят, не хотят - десять минут мне хватит каждый понедельник". Ну мы думаем: что делать? Раз он не хочет - освободить условно-досрочно, если он не желает, мы ничего не можем, не имеем права, есть законы на это. Сказал: терпите его ещё полгода. Куда мы денемся? Они терпели.

Через полгода уже всё кончилось. Прошло некоторое время, уже выборы начинаются местные сельсовета, поссовета, облсовета и так далее. На Небе Бог решил не избирать этого председателя больше. Так решает Небо, всё решает на Небе, полноту власти Иисус на земле получил, Он уже делает расстановку этих кадров. Небо видит, что этот человек готов: он близко - ему надо только заключить завет, получить водное крещение, единственное надо было, - он уже знает о Боге, он слушал пятьдесят раз по десять минут, в году пятьдесят недель или сколько там есть, он пятьдесят раз уже услышал о Боге по десять минут, - ему достаточно, он готов. Он должен немедленно завет с Господом. Потому что если ты не заключил завет с Господом - ты пока за пределом Царства Божьего. И он со злости - что его не избрали, идёт в райком, сдаёт партбилет, говорит: "А мне не нужен этот партбилет, берите вы себе, раз я не имею должность, вы мне не доверяете. У нас дед так хорошо учил, что нас ждёт Небо! И мы там будем трудиться с Господом! Там все должности свободны". Они говорят: "Вы не спешите, на следующей неделе будет заседание райкома и тогда мы разберёмся с вами". Он говорит: "Со мной нечего разбираться. Я уже всё решил". Вернулся домой, а когда не избирают председателя, в Союзе закон был - потеряют должность и зам и секретарь. Это вся тройка уходит в отставку. Он забрал зама и секретаря: "Давайте у этого деда получим водное крещение публично, чтоб все знали и видели". И так они и получили водное крещение все троём. И вы знаете, к чему я вам рассказал этот момент? Что он проповедовал по десять минут раз в неделю в течении года - собрал урожай для Бога - три души. Их, конечно, исключили, наказали, а им всё-равно, они уже наперёд исключили себя из их партии.

ПОКАЯНИЕ
Я когда знал об этом человеке, когда я слышал голос, видел, что говорит Алексей, что говорит этот Филарет, я думал: пойду я к этому деду домой. Дед - это мудрый человек, он передаёт туда тайны. Не может быть, чтобы не была обратная связь, если ты посылаешь сигналы в космос, ты их получаешь обратно, если ты говоришь кому-то по телефону, - обязательно получишь ответ обратно, написал кому-то письмо, то ты получишь ответ обратно. Думаю: наверное от Бога он что-то получает обратно. Он не может посылать эти тайны постоянно и ничего не получить, - смысла тогда нет в этом. Иду я к нему домой, он открывает ворота, говорит: "Брат, заезжай во двор!" Я думаю: наверное он меня перепутал с кем-то, забыл, старый. Когда мы зашли в дом, он говорит: "Брат, давайте помолимся". Я говорю: да я не ваш брат! Я же возглавляю военный трибунал, я же вас наказал, вы помните? "Брат! Бог любит молитвы на коленях, а вы сразу начинаете сразу говорить. Бог этого не любит". Ну, думаю: ладно, что буду? Будем молиться. А молиться это очень тяжело, чтоб вы не думали так легко - хочу молюсь, хочу - нет. молитва - это не таблица умножения, молитва - это разговор чистый, честный, духовный с Господом напрямую. И не забывай, что ты когда молишься вокруг тебя присутствуют Ангел-хранитель, Дух Святой, а на Небе один из двадцати четырёх ждёт с золотой чашей - взять твою молитву. Это не так оно легко - молитва. А я это не знал в то время, я думал: хорошо. У меня мудрость есть, сейчас я найду такие философские слова, что я удивлю этого деда, - что как надо молиться. Знаете, как мы думаем: да здравствует первое мая! Первое мая погибает, идёт второе мая за ним, и я так думаю: ищу, а в это время язык окаменел - не могу ни слова сказать. Тогда брат возложил на меня руки и стал молиться - худощавый человек был. И вы знаете, я думаю: ну зачем мне это нужно? Стал так дрожать, так сильно, - через меня идёт как электрический ток. Я не знаю, что происходит! Я думаю: что он сделает мне? Я наверно выйду сумасшедшим с этого дома, я не смогу работать больше! Мне надо уйти с этого дома и закончить с этим покаянием навсегда! Но выйти я не могу, встать с колен не силы, его рки тяжелее, чем полтонны весит на мне. Кончилась молитва, он говорит: "Брат! Ты что почувствовал во время молитвы?" Мне было стыдно, я говорю: ничего, всё нормально. "Как всё нормально? Ты вот так дрожал - как землетрясение! и у тебя в голове появилась от дьявола идея - уходить из-под моих рук, но не мог, потому что они были тяжёлые, правда? Смотри, какие они лёгкие. У тебя силы же не было, ты думал, что это что-то происходит, - вот это есть сила свыше, которая прошла через меня и через тебя, чтоб ты не думал, что мы без силы. У нас есть сила от Господа". Я когда видел, что он всё знает, я уже испугался, думаю: ну что, это опасно что-то думать, ничего не буду думать, буду смотреть на него. Потому что бесполезно, он всё знает. "Ну, а сейчас говори, кем ты работаешь?" Мне уже было стыдно сказать, потому что он уже всё знает, после всего этого я говорю: кем я работаю вы уже занете, вот меня мучает один вопрос. Он говорит: "Тот голос не даёт тебе покоя". Он сразу знал о чём, я говорю: да, но почему вы меня называете вашим братом? Вы ещё не знаете, - покаюсь я или нет, а может сегодня, а может через год, через десять. "Нет, ты сегодня покаешься".

И он вытащил бумагу, которая была судебная. Все бумаги судебные, документы, были, имели водяной знак, число, месяц, год и эта эмблема, которая, он была для данного суда, трибунала. И он говорит: "Когда вы писали мне приговор в вашей комнате, я просил у секретарши бумагу. Я имел откровение от Бога, Бог сказал, что я не умру, пока вы не придёте в мой дом, я помолюсь с возложением рук и ты покаешься! Это ваша бумага?" Да. "Ты писал". А как она давала вам? Она не имела права давать такие бумаги. Он говорит: "Так Бог распорядился, чтоб было доказательство, чтоб ты знал, что именно в тот день. Поэтому, - говорит, - у меня есть доказательство назвать тебя братом". Я думаю, дьявол приходит: "А ты скажи ему, что ты покаешься завтра. Потому что он всю жизнь будет умнее тебя!" Я говорю: знаете, брат, я наверное не покаюсь сегодня. Да, откровение у вас есть. Ну, хорошо, спасибо. Я наверное буду завтра или в какой другой день - выберу время, приеду к вам. Он говорит: "Хорошо. Ну давай только помолимся на прощание - чтобы Бог вас благословил на дорогу". Давайте. Он помолился, я сказал: нет, я хочу покаяться. Не смотря, что я сказал две минуты, три назад, что я не буду. Он имел доказательство от Бога.

А сейчас я говорю: брат, мне уже надо, чтоб я уже получил, после этого я уже беседовал с женой, с детьми, я говорю: надо водное крещение. Он говорит: "Да, но это делается летом. Мы, - говорит, - в Иркутске, в Сибири водное крещение преподаётся только в летнее время. И мы так решили, - братья, их мало там было, что только это делается на улице. Мы не хотим в доме. Можно, - говорит, - везде, но не знаю, почему так решили". Я говорю: так хорошо. "Как? Февраль месяц. На улице минус тридцать три градуса, получить водное крещение?" Да. "А если вы умрёте?" Брат, я буду ждать вас там. Вы сколько лет ждали меня на земле - пока я приеду к вам, а я буду ждать вас там. Ну, он видит, что это ревность есть у человека, он говорит: "Хорошо. Но только тебя". А жена говорит: "Нет, я тоже буду". Старший сын тоже хочет. Я говорю: давайте всех втроём, уже никуда не денетесь. И когда вышли из воды, одежда была твёрдая вот как это - ножницами резали, снимали. Все думали, что мы умрём, что будет туберкулёз, что-то другое - ничего не было абсолютно. Когда Бог на твоей стороне нечего бояться, иди смело, иди вперёд.

И вы знаете, с момента, когда я заключил водный завет с Богом во Имя Отца, Сына и Духа Святого, то есть водное крещение, я уже действительно не был тот человек, что я был до этого. Никто не может поверить, пока это не будет испытать на самом себе. Это другой человек, другие качества, другое сердце и мышление - мне уже, я не так думаю, я уже не так решаю проблемы, у меня исчез дух страха, стыд - уже нет, уже по другому начинаю реагировать что-то. Я вижу, что я - новая тварь. Это вы наверное все испытали, потому что вы заключили завет с Господом. Это другой уже совершенно человек. Если так не заключаешь, говорят: "Я одинаково - я и Библию знаю как они, я и молюсь". Нет! Есть огромная большая разница. Поэтому так определило Небо. А потом я думал оставить работу. Он говорит: "Нельзя оставить. Уже ты принадлежишь Господу. Надо спросить, что Он скажет, Он тебя искупил, заплатил". До водного крещения плата Иисуса Христа на кресте не распространяется на меня, эта Кровь не распространяется на меня, мои грехи нету там, - Он не снял ещё с меня, они продолжают на меня жить, у меня в сердце. Я думаю, что я могу летать после водного крещения, - я думал, что у меня появились крылья, - у меня веса нет, я могу летать, я могу всё. Начал иметь откровение в ночное время, уже по другому читаю Библию. Бог, открываю по другому, уже стал поститься, говорю: брат, что делать мне? Как дальше быть? Он говорит: "Давай будем спросить Господа". Но спросите вы, потому что вы говорите Ему тайны, Он вам отвечает. Он говорит: "Нет, сейчас ты служишь Ему, Он отвечает тебе. После трёхдневного поста и молитвы, - он говорит, - собери все деньги, которые ты сэкономил и давай на бедных во Имя Иисуса Христа. И приходи ко мне домой. Если ты в день поста работаешь эти деньги не твои, чтоб ты знал, эти деньги принадлежат Господу".

И так я делал: день работал, два дня не работал тогда, и всё это сделал и приехал к нему домой. И он говорит: "Брат, ты пока ничего не говори. Потому что, - говорит, - я хочу сказать, что мне сказал Господь. Ты постил три дня, ты действительно день работал, два - нет, ты столько деньги давал на бедных. Всё мне рассказал Господь". Я говорю: брат, это же страшно для меня, потому что вы всё знаете! "Да где я всё знаю? Всё знает только Бог один! а мы так, кое-что Он нам открывает". и вы знаете, тогда мы помолились, он говорит: "Ты услышишь Его голос, Он тебе ответит. Только надо так молиться, чтобы ты не услышал меня, как я молюсь". Мы молились, пока я его не слышал, потом была тишина и я услышал голос: "Я тебя поставил, Я тебя сниму". Всё, - я говорю. Он говорит: "Ты слышал голос?" Да. "Не пиши заявление об освобождении, Бог тебя снимет с должности, Он знает когда". И Бог меня держал ещё в этой должности несколько. Шла война - они хотели сделать автоаварию, убрать. Голосовали, - парламент России, всё решение, но не получается: надо семьдесят пять процентов против меня, а не набирается пятьдесят три - пятьдесят четыре, пятьдесят два. Не набрали количество нужное, решили автоаварию сделать - не получилось. В это время приезжают американцы, они Библии привезли на разных языках, надо было их принимать, передавать, я их брал, не боялся, держал в суде. Потому что в суде никто не имеет право делать обыск, потому что место не для того. И вы знаете, Бог употребил меня на это время, употребил, чтобы я дал Библии этим высокопоставленным советам генералитета Союза, которые были тогда семьдесят человек в этом совете.

ЗА ГРАНИЦУ
Когда они вызвали меня, и вот всё, - Бог употребил, а потом вызвал шеф и сказал: "Нам хватит. Больше возиться с тобой мы не будем. Мы видим, что ты не тот человек, что был. Решай вопрос - отказаться публично от этой веры и мы представляем вам время час-полтора по телевизору и радио, либо, - говорит, - оставляй нас и родину. Через двадцать четыре часа решение будет, вы - персона нон грата. А если персона нон грата, согласно статьи двадцатая закона судей СССР, мы вас арестуем и вам грозит восемь лет лишения свободы". И мне тогда надо было решать за эти двадцать четыре часа время - что делать. Я приехал домой, собрал там братья, помолились, - и я оставил родину. Взял самолёт на Бухарест, в то время был в тот момент, с Бухареста на Париж, там я просил политическое убежище у многих стран мира, получил за неделю - и оказался в Соединённые Штаты Америки. Думал: что буду делать дальше? Язык я не знаю. Но Бог распорядился, чтобы я там трудился - за год выучил язык, начал что-то в Америке делать. Америка богатая, но я не богатый, Америка бедная, я - не бедный, мы - народ Божий. Божий народ, чтоб вы знали - богатый народ. Один брат говорит: "Брат Иван, а я буду миллионером?" Нет, это проклятие, это богатство. Богатый народ по тем правилам, которые определяет Бог - это иметь во что одеться, покушать, где преклонить колени, и ты и твои дети не ходят с протянутой рукой - это есть божественное богатство на земле, а на Небе получим больше. Вот это богатство мы с вами имеем и будем иметь, имели и раньше.

Ну выучил я язык с этими кастами - японскими аппаратами, выучил язык, думаю какой-то бизнес  - один, второй, - нет, ничего не получается. Тогда я решил продолжать мою работу - преподавать математику на кафедре в университете. И так я преподавал где-то почти два года, получал хорошо - семьдесят пять долларов за час. Но на молитве, когда я был, сестра говорит: "Оставь работу, потеряешь спасение". Ну, я думаю, что это наверное не от Бога. Знаете, как мы иногда - если бы было откровение, что ты получишь миллион долларов - это точно от Бога, а если откровение отдать бедному сто долларов - наверное не от Бога, надо проверить. Вот такое иногда часто бывает с нами. Я думал: ну что же, если бы дал Бог работу - это точно от Бога, но чтобы её оставил - это не от Бога. Такая слабость была у меня. Через неделю иду на молитву в другом месте и опоздал, брат говорит: "Ты, который опоздал, почему ты не исполняешь Слово Господа? Не оставишь работу - потеряешь спасение". А я смотрю: сестра есть здесь на молитве? Есть. А, точно: она ему передала. А сестра и не знала ничего, что я буду там. Потом я говорю: Господь! Я верю, что у Тебя есть сосуды, но Ты можешь говорить мне напрямую, чтоб я услышал Твой голос? Когда никого не будет, я буду один. И, взял три дня, постился и молился и услышал голос, двадцать восьмого было января: "Не оставишь работу первого февраля - потеряешь спасение". Оставил работу. А куда? Что делать? Бог говорит: "Иди, проповедуй Моё Слово, окажи помощь бедным". Я говорю: как? Без работы? Он говорит, Бог: "Я всё имею. Ты ничего не имеешь".

Через три дня получил билет, полетел в Африку, там меня встретил, в начале никто не встретил, я не знал, кто мне послал билет. По прибытию в аэропорт я стал на колени, молюсь: Господь! Что дальше делать? Куда? В это время, когда я поднял руки, молился, подходит ко мне начальник полиции мусульман аэропорта и говорит: "Кто вас арестовал и цепи не надели?" Потому что надо поднять руки. Я говорю: нет, я молюсь. "Мухаммеду?" Я говорю: нет, Господу Иисусу. Он говорит: "О! Ты - христианин?" Я говорю: да. "Мы тебя раньше времени отправляем к Нему! Убирайся отсюда!" Я говорю: Господь! Куда дальше? Бог говорит: "Иди прямо. Там идёт человек навстречу. Скажи ему по-английски: пусть Бог благословит тебя! А дальше Я всё устрою". Я иду, никого не вижу. Вдруг там негр, выше меня на полметра, я ему говорил так, как Бог мне сказал, он говорит: "Иван, я тебя ждал. Я тебе послал билет, забыл писать адрес. Я с утра в аэропорте, на коленях молюсь, чтобы Бог нас встретил". И Бог ответил на его молитву и показал ещё раз, что там нужен труд.

Часть вторая

 
Просмотры:51

КАРТА САЙТА


 

Имя *:
Email *:

   Не пройдут модерацию комментарии содержащие:
   1) рекламу
   2) не относящиеся к материалу страницы
   3) оскорбляющие авторов


Код *:

sb-nz.com © 2009-2018