RSS
Новости сайта 
Последние статьи
Статьи на форуме


КНИГИ/СТАТЬИ:

Разоблачения
Свидетельства
Наставления
Здоровое питание
Разное

ВИДЕО:

Документальное
Cвидетельства
Cтихи / песни

АУДИО:

Cвидетельства
Книги
Cтихи / песни

ПРОРОЧЕСТВА:

Пророчества видео
Пророчества тексты
Разъяснение

СВОБОДНЫЙ СОФТ:

Христианский софт
Программы
ОС Linux
Обзор программ

РАЗНОЕ:

Молитва покаяния
Новый Завет в аудио
Аккорды для гитары
Обои
Фотоальбомы
Сюда не заходить!
Пожертвования
О нас

НЕКОТОРЫЕ СТАТЬИ:



Признаки последнего времени



Американская мечта



Свободные женщины..



Всё что на торгу..(18+)



Как появились расы?



Две радости



Язычество в ортодоксии

Главная » Статьи » Свидетельства Христиан » Свидетельства

Мое свидетельство, как я уверовал в Бога
04.09.2018


Небольшое свидетельство моего обращения к Богу

Первая встреча с религиозным атрибутом

Будучи еще маленьким мальчиком я случайно нашел в траве крестик, какой сегодня носят православные, и свою великую, по детским меркам добычу, принес на рассмотрение родителям. Они вдруг чего-то испугались, повели меня на балкон и говорят: "Встань спиной к перилам брось этот крестик через левое плечо, после чего сплюнь три раза". Крестик мне было жалко, но что тут поделаешь? Родители ведь "знают" всю эту кухню, как и что нужно делать. Такая вот в стране "советов" была обстановка, - люди тогда верили поголовно, но вот только не в Бога и Его Слово, а в свои приметы, также в ворожбу и гадания.

Информация о Боге в СССР была истреблена практически под корень, кое-что можно было узнать о существовании веры в Бога, но лишь посредством пропаганды атеистов, нередко проводящих свои антихристианские лекции. Например, впервые я услышал о том что существуют верующие, от своей классной руководительницы, строго предупреждавшей, чтобы кого случаем не затянули в какую-нибудь "секту".

Хиппи и боги

Спустя годы я оказался в художественном училище. Большинство художников тогда были людьми "вольными". Уже в 80-е среди интеллигентской молодежи началось зарождение движений вроде хиппи и других неформальских течений. Подобного рода людей в училище было не так много, но все-же в такое движение как-то нечаянно попал и я, переодевшись соответственно, как и подобает хиппи. Длинные волосы и рваные джинсы модные сегодня, тогда были запрещены, за них могли запросто побить на улице, но меня такая участь миновала, хотя, порой было страшновато, когда мимо проходили банды злобной "гопоты". Однажды подобная кампания увидела меня и моего знакомого хипаря, когда мы заходили в продовольственный магазин. "Так, так! Волосы значит длинные?", "И фенечки у них, и рваные джинсы!" - оценивали они наш прикид. "Воспитатели" решили подождать нас на улице возле входа. Почуяв, что наши дела плохи, мы попросили одну продавщицу выпустить нас на улицу со служебного входа, и к нашему счастью она нас туда провела.

Главное, что меня в моем неформальстве привлекало, так это свобода не быть такими как все, и хоть как-то отличаться от всей этой злобной и серой массы, нередко подвыпивших рабов советского строя. А злыми в те времена были многие, даже школьные учители. Например, некоторые учители могли запросто отшлепать своей большой деревянной указкой какого-нибудь "нерадивого" ученика. Иногда они били детей таким инструментом даже по их головам. Был случай, когда наша классная, по прозвищу Лиса, схватила за волосы и протащила по всему классу в сторону умывальника одну девочку, накрутившую на своих волосах кудряшки, после чего заставила ее размачивать свою "модную" прическу под струей воды. Такие вот в те времена у людей были строгие нравы.

Хиппи тех лет были полны всяких верований, поэтому, блуждая по неформальским тусовкам, во всяких богов начал верить и я. Не так, чтобы им поклоняться, просто было интересно черпать из восточных учений какую-нибудь "мудрость": "мудрость" даосов, заповеди буддистов, черную точку медитации, и что-то в этом роде. Помню, что как-то на уроке композиции нарисовал я на чем-то черную точку и долго на нее смотрел, все пытаясь достигнуть "просветления". Одна одногруппница насмешливо спросила: "Что ты там видишь?" Тебе этого не понять, - ответил я, считая ее "плотской", с каких-то нижних слоев "непросветленного" общества. И на самом деле мои одногруппники любили всякие там праздники с выпивками. Ходил на такие мероприятия и я, но употреблять алкоголь наотрез отказывался, меня там интересовала лишь вкусная еда. Всегда находясь в абсолютно трезвом состоянии ума, мне было забавно наблюдать, как некоторые из них в конце застолья начинали от своего перепоя блевать: кто высунувшись в окошко на даче, если дело было на даче, а кто в унитаз, если застолье происходило на квартире. Конечно, с другой стороны жалко их было, но что тут поделаешь, значит "карма" у них была такая...    

Начинать курить я тоже не собирался, потому что отец мне еще маленькому грозил разбить губы, если увидит курящим, с того времени папирос и сигарет я боялся как огня. Если видел где оброненную кем-то новенькую папироску, сразу же давил ее ногой, будто какого мерзкого червя. Такое отношение к алкоголю и к сигаретам сохранило меня в период моего хиповства от интереса к наркотикам, какие в среде неформалов были делом обычным, а тусовался я среди них может лет около двух, нередко ночуя на неформальских притонах. Однажды услышал об одной знакомой неформалке, что она после передозировки повесилась в своей ванной комнате, сделав петлю на шланге от душа. А мне зачем все это было нужно? Ведь я хотел жить! Вот так Бог хранил меня. Хранил меня Господь и от хиповского блуда, да так, что до своей свадьбы, когда мне исполнилось 35 лет, я оставался девственником, не чудо ли это Божьей милости и Его ограды?    

Был у меня в училище друг-хипарь, с параллельной группы. Так вот мы с ним, как говорится не разлей вода стали, куда он - туда и я, куда я, туда и он. Он сделал себе зимний прикид - фуфайку с надписью на спине "Щастье в труде!", а я на своей фуфайке сделал изображение перекрещенных меж собой серпа и молота красного цвета. Так мы выражали свой неформальский протест против угнетения советского народа лживыми коммунистами (читайте об этом в статье "Почему развалился СССР?").


На фото панно с надписью: "Мы строим коммунизм"

В таком виде мы однажды даже заявились в Москву, в Кремль. Тогда мы проходили там художественную практику. У входа в Кремлевские ворота нас встретил большой и невероятно жирный милиционер. Он нас остановил, покрутил каждого вокруг оси и говорит: "Сейчас вы у меня на Колыму поедете!" Кажется: ну что в нашем виде или поведении было такого криминального?


На советском плакате надпись: "Боритесь с хулиганством!"

Ваши же люди, работающие на Москву и ее интересы к вам в гости приехали из Сибири, а вы тут им еще угрожаете? В общем, не оценил этот милиционер нашего арт-прикида, прогнав нас от тех ворот. Вообще, тот мой друг-хипарь был отчаянным парнем. Когда в Ленинграде наши группы подошли к Зимнему дворцу, то он вместе с другим хипарём и с криками "Ура!", ринулся на центральные кованые ворота дворца. Залезли они повыше, и может с минуту раскачиваясь продолжали кричать, а на качающихся воротах громко гремела цепь с замком.


На фото: штурм Зимнего дворца

Конечно же, они не были сумасшедшими, такие штучки у нас назывались "поприкалываться".  На "штурм" Зимнего в тот раз я не решился, такая акция показалась мне немного хулиганской. Хотя, если рассудить, то было куда более вопиющим хулиганством бежать на эти же самые ворота с винтовками, с целью грабежа, насилия и убийства, в том самом знаменитом, 1917 году, но ведь до сих пор для многих это событие является "святой" историей!


На фото: штурм Зимнего дворца


Новый Завет

Вместив в себе несколько восточных религий и философий я увенчал весь этот багаж знаний учением Нового Завета. Не знаю, откуда он у меня взялся, просто читал его, и верил всему написанному там, принимая за истину. И чем больше я в эту книгу вникал, тем больше освобождался от всей этой восточной мишуры, типа буддизма и конфунцианства. Конечно же, внутренняя борьба была, потому что свет боролся со тьмой. Например, я думал тогда так: есть ад и рай, но может быть есть между ними что-то серенькое, где я смог бы найти свое пристанище в вечности? Но вникая в Божье Слово ничего "серенького" я там не находил. Когда свет побеждал, и сомнения отступали назад, то я пытался исповедовать свою веру окружающим. При этом, со временем мне становилось все более очевидно, что неформалы в своем большинстве не любят Иисуса Христа, и не желают за Ним следовать. На одной тусовочной хате на стене была надпись, однажды оставленная панками, членами известной на то время городской рок-группы. Надпись гласила: "Наш бог Люцифер!". Ну, думаю, может он ваш бог, но не мой. Когда я стал укрепляться в своей вере во Христа, то сделал себе из дерева крестик длиной в несколько сантиметров. Выкрасив его в белый цвет повесил на веревочке на шею, поверх одежды. Таким вот образом я стал верующим хипарем, исповедующим христианство среди неформалов. Пытался я и той неформалке говорить о Боге, о которой прежде говорил, что она повесилась в ванной. Так вот, незадолго перед своей смертью видела она сон, как находится в какой-то комнате, стену которой пытался разрушить огромный черный бык. Пробив небольшую дыру тот бык злобно прокричал ей: "Я еще приду за тобой!". Ясно, что в том сне к ней с угрозами приходил сатана. К сожалению, эта хипушка не приняла Благой Вести, не покаялась, продолжая грешить и дальше, и та сатанинская угроза однажды над ней исполнилась.

Прочитав в Новом Завете слова: "Раздай все и следуй за Мной" принял их буквально. Взял несколько десятков пластинок известных рок-групп, часть из них раздал знакомым неформалам, некоторые запустил с балкона вниз, а часть "не особо ценных" спустил в мусоропровод. Как понимал, так и делал, а кто бы научил, что все это было заклятое, посвященное дьяволу, поэтому должно было быть уничтожено, а не роздано? Никаких христианских собраний тогда не было, верующие в том атеистическом обществе, наверное, были такой редкостью, что днем с огнем трудно сыскать, видимо поэтому я их никогда не встречал, разумеется, за исключением тех немногих, уверовавших в моем неформальском окружении. 

Помню, когда неформалил, то родители часто нападали на меня с криками, мол, на кого я стал похож, и все такое. Тогда я их воспитывал так: уйду из дома на недельку потусоваться, а когда возвращаюсь, они уже смирненькие, после этого несколько дней меня не трогают.

Когда я уверовал, то вид у меня оставался все тот же: потрепанные джинсы с дырками, рабочие шузы (ботинки), длинный хайр. По моему представлению Иисус выглядел так же как и я: в простой одежде и с длинными волосами, как у меня. И тогда это для меня было важно. Кто-то однажды дал мне маленькую иконку Христа Спасителя. Я ставил ее на стул, становился перед ней на колени, и так молился Богу. Конечно же, молился я не только так, но этот жизненный эпизод запомнился мне наиболее отчетливо.

Однажды родители напали на меня в очередной раз. Я куда-то собирался и мать стала кричать: "Посмотри на себя, в кого ты превратился?! Да на кого ты похож?! Да кто ты вообще такой?!" А я под впечатлением Нового Завета ответил не задумываясь: я сын Божий! Мать вскричала: "Кто?!" Я ей повторил. Тогда она как завопит: "Отец! Иди-ка посмотри, тут у нас сын Божий!!!" Тут они как накинулись на меня вдвоем лаять, казалось что побьют, так что пришлось их опять воспитывать, уйдя на недельку по тусовкам.

Кстати, отец моего друга был в то время политиком-коммунистом, в своем доме он хранил мегафон, используемый им для организации митингов. Так вот, мы его однажды взяли и на улице стали выкрикивать через него фразы, наподобие: "Покайтесь порождения ехидны! Кто вам внушил бежать от будущего гнева?!"

Монастырь

Позже, неформалы моего христианства уже не переваривали, поэтому я все больше стал оставаться наедине, читая Новый Завет. К тому же закончил училище, дел особо не было, ждал повестку в армию. Однажды ко мне заявился мой бывший друг-хипарь, тот самый художник с параллельной группы. Незадолго до этого его отчислили за пропуски, после чего призвали на военную службу. Он говорит мне: "Бежим в монастырь! Меня в моей части просто убивают, я хочу сбежать, вот, взял увольнительное под предлогом съездить домой за красками, больше не могу там служить!" Я всячески его стал отговаривать, мол образумься, все наладится, но он ничего не хотел слушать. Смотрю на него и думаю: что с ним сделали? Вместо прекрасного длинного хайра на его голове теперь красовался короткий безобразный ежик. Так жалко его стало, решил помочь. Родителям о нашем побеге конечно же ни слова не сказал, а как иначе? Взял одну из своих толстенных и ценных книг по художественной анатомии, поехал в Букинист, и сдал ее рублей за 20, точно уже не помню, но денег в подмосковье на два билета нам тогда хватило, по месту расспросили и узнали, как до ближайшего монастыря добраться.


На фото: монастырь Оптина Пустынь

В те годы уже начиналась духовная оттепель, мужской монастырь в той местности почти восстановили, открыв его для паломников и послушников. В такие вот послушники записались и мы. Но прежде этого, о монастырском гостеприимстве у меня сложилось негативное впечатление. Прибыв на территорию монастыря мы наивно полагали, что нас встретят с распростертыми объятиями, накормят, так сказать, напоят, и спать уложат. Но просидев с часок на лавочке в центре монастыря убедились, что никому мы там не интересны. Тогда я говорю своему другу-беглецу: если бы у меня был свой монастырь, то я бы в нем встречал странников, помогал бы им... Столкнувшись с человеческим равнодушием с первых же часов пребывания там решили действовать самостоятельно, отправившись в поисках монастырского начальства. 

Прожил я в том монастыре около трех месяцев, которые показались мне почти годом. Там же я впоследствии принял водное крещение. Работал на разных послушнических работах. Подъем был в семь утра, кормежка двухразовая - на обед, и на ужин. Достаточно долго я проработал в трапезной, немного работал по уборке территории главного храма, где однажды за чистку ковров нам на двоих с моим другом дали выпить пол чаши вина, оставшейся после причастия. Конечно же, то вино было разбавленным водой, но это было впервые, когда я попробовал спиртное, хотя, пил я это не как алкоголь, а как кровь Христа пролитую за грехи всего человечества. Позже меня распределили на работы в просфорной, откуда меня с моим другом вскоре выгнали. А дело было так: сделали мы втайне от других большую лепешку из теста, как в каком-то виденном мной ранее фильме про Иисуса. Помню, что лепешка в руках Христа была тонкая и ломалась, вот такую же захотелось поесть и мне. Когда раскатали тесто, то решили мы наш хлеб как-то украсить. Для этого залезли в шкаф с просфорными печатями и выбрали среди них самую огромную, размером с тарелку. Нас поймали, когда наш необычный хлеб уже допекался. Оказалось, что эта печать единожды в год использовалась, для каких-то там особых священных церемоний. Тот хлеб конечно же конфисковали, а нас с той работы спровадили. Тогда мне все это показалось очень несправедливым к нам отношением.

Покупал я в том монастыре и книжки о жизни святых, внимательно их изучал. Читая все это не понимал, почему многие священнослужители толстые, тогда как в их же книгах написано, что святые "отцы пустынники" питались скромно и имели у себя мало вещей. Читал там и про юродивых, которые ходили босиком по снегу и творили чудеса. Тогда я сам решил попробовать походить по снегу босиком, как раз дело было к зиме и снег уже выпал. Испытав, решил от этой затеи отказаться, и не брать на себя такие "подвиги".

Раздавателем пищи в трапезной проработал больше всего. Располагалась она на втором этаже здания, а на первом питалось все духовенство монастыря, плюс монахи. Как-то однажды я оказался в том помещении, не помню уже по какому случаю, и вижу, что их длинный стол ломится от всяческих яств, к тому же на нем присутствовали и бутылки с вином. И это не был какой-то праздник, а всего-лишь обычный обед монастырской братии. Думаю, ну как они могут так "жировать", когда в их же книгах о святых говорится, что нужно питаться грубой и простой пищей? Запомнился мне еще один момент, когда в нашей трапезной до нашей раздачи дошла очередь из двух высокопоставленных духовных чинов - мужчины и женщины. Как позже выяснилось, они заблудились и попали не в то помещение. Тарелки с едой они брать отказались, говорят: "А мы это есть не будем!" Я с недоумением смотрю на них, а они поясняют: "Нам лучше еда нужна!" Тут я вообще растерялся, но мой напарник-послушник, подросток лет 15-ти, сообразил, - показывает указательным пальцем вниз, на пол, и говорит им: "Тогда вам туда, идите вниз, там кормят лучше!". Когда чванливые гости покинули очередь, я шепнул напарнику: правильно ты показал, мол, идите в ад! Тут мы с ним немного посмеялись.  

Однажды меня отправили разгружать коробки с какой-то религиозной литературой и затаскивать их в стеновую башню на самый верх, там была библиотека. Выполнив задание я начал разглядывать то необычное помещение. Вокруг от пола до потолка были полки со всякими красивыми и старинными книгами. Подойдя ближе я взял одну толстенную книгу и уселся с ней за стол, расположенный почти в центре комнаты, после чего начал ее листать. Это была старинная Библия с художественным оформлением. Тогда я был восхищен, потому что Ветхий Завет мне еще никто и никогда не давал! Язык книги был славянский, но к тому времени я уже немного научился в нем разбираться, не помню уже как, но где-то в том же монастыре. Читаю кого-то из пророков и думаю: всегда бы так было, чтобы мне тут сидеть, читая Библию и другие духовные книги! Но мои мечты кто-то быстренько стряхнул словно градусник, окликнув меня на новые подсобнические работы.

Был случай, когда я впервые в жизни встретился с гомиком. Им оказался монастырский банщик, предложивший мне массаж в темной комнате. Я сразу же доложил об этом случае своему духовнику-священнику, и банщика с того монастыря куда-то увезли. Как оказалось, я был не первый, кто о нем такое говорил.

Видел я там и монастырскую помойку, заваленную пустыми ящиками от посылок. Там повсюду валялись письма адресованные монастырским властям от православных верующих страны, возможно, что в них они просили о молитвах и благословении, так думается. А с посылками дело было особое. Мне какие-то послушники говорили, что в монастыре существовала своя иерархия: посылки присланные в адрес монастыря вначале открывают самые высокие чины и берут из них все что им приглянется, за ними добирают те, кто чином пониже, а священники и все прочие разносят по своим кельям остатки. Помню, как мой личный духовник-священник, которого ко мне приставили от самого начала, дал мне грецких орехов, возможно, что они были с тех самых посылок.   

Помимо всех возлагавшихся на меня работ я старался, по возможности, посещать как можно больше богослужений. Там же я научился молиться различным святым и кланяться перед всеми иконами подряд, а не только перед иконой Иисуса Христа, как было в начале моего христианского пути, таким вот религиозным я тогда стал, но все же, свою веру в Бога я тогда не потерял, продолжая и дальше считать Его своим личным Спасителем. Но многое мне в православии было непонятно и порой многие противоречия одолевали мою православную веру. Например, почему при встрече с высокими чинами я должен им кланяться и целовать их руки (как было заведено в монастыре), ведь в Новом Завете я читал так:

"Иисус же, подозвав их, сказал им: вы знаете, что почитающиеся князьями народов господствуют над ними, и вельможи их властвуют ими. Но между вами да не будет так: а кто хочет быть большим между вами, да будем вам слугою; и кто хочет быть первым между вами, да будет всем рабом. Ибо и Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих (Мар. 10:42-45)".

Думал, что они не исполняют заповедей Иисуса Христа, да и портрет Иисуса в храме только один, а всяких других личностей на стенах висит множество, и всех их мы о чем-то постоянно просим, хотя в Новом Завете я читал только о Христе и что только в Него нужно верить, чтобы спастись:

"Они же сказали: веруй в Господа Иисуса Христа, и спасешься ты и весь дом твой (Деян. 16:31)".  

Когда до меня дошел слух, что мой друг-беглец спорил с настоятелем монастыря, то тут я на него осерчал. Говорю ему: чего ты такой непослушный? А он мне в ответ: "А чего он говорит, что монахом нельзя стать, если в армии не отслужишь, или освобождение не принесешь?" Я удивился, и размышляю: ну какой из монаха солдат? Но все же решил подчиниться монастырской власти и сам. Думаю: надо, - так надо. Пойду тогда и я сдаваться в армию, к тому же мой призыв уже наверное прошел. Направился я к тому старцу-настоятелю, а жил он вне монастыря, в лесочке, на пути в паломнический скит. Попросил у него благословение на службу в армии, после чего он дал мне несколько советов на прощание. Вернувшись назад я дал своему другу-беглецу такой наказ: уезжай отсюда куда пожелаешь, может в другой монастырь, а я врать не буду, правду скажу где я был.

Служба в армии

Вернулся я домой, родители как и полагается, - смирненькие. В розыск объявляли, к гадалке ходили. Потом двое пришли из КГБ, расспрашивали о моем друге-беглеце. Говорю им: не знаю где он, уехали в монастырь вместе, а где он сейчас - не знаю. Ринулись они за ним в погоню, но не нашли, потому что он уже в другой монастырь успел переехать. Уже позже он сам пошел, и сдался властям. Пощадили они его тогда, выдали освобождение под предлогом, что он не обманет, и останется жить в монастыре. Позже я узнал, что он их послушался, но ненадолго, - пожив некоторое время в том монастыре он вернулся обратно домой.

Пошёл я тогда в парикмахерскую, к армии готовиться. Говорю парикмахерше: стригите меня "под солдата". А потом сам думаю: ну как у этой женщины рука не дрогнула мои длинные волосы обрезать? А мать как увидела меня с ежиком на голове, так запричитала к отцу: "Ты только посмотри, что они с ним сделали, как его обкорнали!" И начала плакать, так она к моим длинным волосам привыкла. А я опять размышляю про родителей: и то им не так, и это им не эдак.

Место моей службы располагалось в городе, где меня приняли хорошо. Один "дед" ко мне так расположился сердцем, что даже взялся меня защищать, объявив, что кто меня тронет, то с ним будет дело иметь. Тогда с собой в воинскую часть я привез одну маленькую книжечку, в ней были наставления какого-то старца к христианам живущим в мире. Однажды я эту книжку потерял, но ее нашли и быстро доложили начальству. В нашей части служило несколько офицеров: прапорщики, лейтенанты, капитаны, майоры и подполковник. Один из майоров вызвал меня в кабинет и показывая мне мою потерянную книжечку рявкнул: "Твоя?!" Говорю: да. А он: "А ты знаешь, что мы тебя в тюрьму посадим, если ты хоть кому-то и хоть что-то будешь говорить здесь о Боге?! Ты понял солдат?!" Отвечаю: понял. Дав еще несколько угрожающих наставлений он меня отпустил. Но всё это время дверь в кабинет того майора была чуть приоткрыта и один из солдат ожидавший своей очереди к этому офицеру слышал всю нашу беседу, после чего быстренько донес об этом событии по всей роте. После этого случая я стал популярной личностью, потому что ко мне тогда стали подходить многие солдаты и спрашивать, чего такое мне запретили говорить? Я отвечал им: о Боге запретили говорить. Тогда они просили рассказать им, что я знаю о Боге, ну я им и рассказывал, ведь сами просят. Таким образом тот злой майор нечаянно послужил Богу в распространении Евангелия. В конце моей службы, спустя почти два года, этот угрожавший мне ранее майор уже сам пришел ко мне, когда я нес службу в ночном наряде, просил рассказать ему что-нибудь Боге. Ну, я и рассказывал ему, как тогда понимал, а он задавал новые вопросы и внимательно слушал.

В первый год службы, по выходным дням, я брал увольнительные, и ходил на богослужения в городской храм. Спустя год, когда советская армия уже превратилась в российскую, ко мне приехал мой тот самый друг-беглец, сказал, что приехал в этот город к знакомым верующим, пожить, и теперь ходит на христианские собрания. Звал и меня на собрания в протестантскую церковь. Я ему говорю: ты что, веру истинную оставил!? О он в ответ: "Православие - это мертвая религия с идолами!" В общем, долго мы с ним тогда спорили. Посетил я то собрание, куда он ходил, очень меня удивило, что там не было попов с кадилами и икон, думаю: чем они тут занимаются, ну разве это церковь? Но когда пообщался с людьми, увидел какой они радостью светятся, как искренне Бога славят, какие красивые песни поют, то подумал: если они всегда такие, а не только в собрании то я с ними останусь. К тому же противоречия и несоответствия с учением Нового Завета, с какими я столкнулся в монастыре, сильно перевешивали не в пользу обрядового православия.    

Когда у меня в армии появилась Библия, я начал ее регулярно читать. Сижу однажды в дежурке, там с пяток телефонов, отвечаю на звонки, соединяю, и в промежутках читаю Библию. Подходит ко мне один из майоров и хитро улыбаясь говорит: "А вот покажи мне, товарищ (моя фамилия) в Библии такое место, чтобы я прочитал, и сразу в Бога поверил!" Я не долго думая открываю и подаю ему в окошко. Показывая пальцем на стих говорю: читайте! А там был такой стих:

"Начальнику хора. Псалом Давида. Сказал безумец в сердце своем: "нет Бога". Они развратились, совершили гнусные дела; нет делающего добро (Пс. 13:1)".

Улыбка у того майора мгновенно исчезла, лицо как-то потемнело, и он быстро удалился не проронив ни слова. Было видно, что через эти стихи Господь обличил его в неверии и в грехах.

Верующие с того христианского собрания, которое я тогда начал посещать, снабдили меня духовной литературой: брошюрами, Библиями и Новыми Заветами, которые я достаточно успешно распространял после собраний в городе, а также среди сослуживцев.

Уже под конец службы сижу я все в той же дежурке, читаю Библию, и краем глаза вижу, что в часть заходит генерал. Вот думаю, - новость! Меня никто не учил, что в подобных случаях нужно делать, потому что таких важных "птиц" у нас за два года еще не бывало. А приехавший без предупреждения генерал как-то быстро прошёл за угол, в коридор с кабинетами начальников, где вслед за этим начался большой переполох. В общем, генерал тот был в ярости, что его на входе не почтили как следует. Нашли виновного, то есть меня. Тогда генерал решил самолично пообучать меня армейскому этикету. Он приказал мне встать в тамбур, вышел на крыльцо и закрыл за собой дверь. Потом открывает ее и делает шаг в тамбур. При этом я должен был кричать во все горло: "Смирно!", прикладывая пальцы правой руки к виску. После этого действия генерал разворачивается и выходит на крыльцо обратно, закрывая за собой дверь. И таких заходов с разворотами он сделал несколько, может с десяток. Наверное, тот генерал в тот момент думал, что меня воспитывает, а я думал так: ну кто может кричать в лицо генералу команду: "Смирно!", и при этом еще принудить его вот так, подобно юле крутиться перед простым солдатом? В общем, Бог смиряет гордых, а смиренных возвышает, и все это в Его власти.

Послесловие

Вернувшись с воинской службы я продолжил искать истину, читая Библию, посещая различные христианские собрания, испытывая и исследуя. С годами я все более убеждался в том, что Бог есть, и что Он отвечает на молитвы, творя чудеса и в наши дни, потому что Он - Живой!

Спустя годы в поисках истины, я наконец понял, что давно уже ее нашел, нашел тогда, когда, будучи еще "волосатиком" в рваных штанах, впервые склонил свои колени перед Иисусом Христом, отдав Ему свое сердце, и покаявшись перед Ним в своих грехах. Истина в этом мире есть и она только одна, - это Иисус Христос, как написано:

"Иисус сказал ему: Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня (Иоан. 14:6)".

И не спасет человека надежда на какое-либо христианское братство, не спасут никакие церковные собрания или церковное членство, не спасет человека никакая религия, никакие иконы, и никакие святые ему не помогут, потому что спасает только Иисус Христос - Бог Живой и Истинный, грядущий в этот мир за Своей святой и возлюбленной Церковью, не имеющей пятна или порока. Аминь!

admin

Материалы на подобную тему:
 
Просмотры:71
 
Информация о распространении
КАРТА САЙТА

 

Имя *:
Email *:

   Не пройдут модерацию комментарии содержащие:
   1) рекламу
   2) не относящиеся к материалу страницы
   3) оскорбляющие авторов


Код *:

Условия использования
sb-nz.com © 2009-2018